1.15 ПСЕВДОЛОЛЕЧЕНИЕ - Медицина и православие


1.15 ПСЕВДОЛОЛЕЧЕНИЕ.

Помните: кодирование и иное ему подобное воздействие на душу и тело человека — это бесовщина.

Французское слово «код» происходит от латинского — «начертание». В процессе кодирования через это начертание (ритуальное) к человеку привлекаются бесы, которые отныне и будут «помогать» ему не пить водку, или не курить, или будут «сушить» его — «помогать» худеть.

Святое Евангелие говорит о необходимости в качестве условия исцеления покаяние страждущего для прощения грехов. О покаянии эти «лекари» и не вспоминают.

Пьянство, которое возбуждается бесами при собственном слабоволии и безответственности, не пройдет без молитвы и поста, без сокрушения сердечного, без спасительных Таинств Церкви. Гипнологи и кодировщики не придают этому никакого значения.

Метод кодирования приобрел широкую огласку в средствах массовой информации, а его главные исполнители жаждут признания и славы. Некоторые из них откровенно называют себя «чудотворцами», людьми «особой миссии». Этим псевдоцелителям и неведомо, что дар исцелений Господь подавал подвижникам веры, делателям непрестанной молитвы, смиреннейшим из смиренных.

Известно также, что святые отцы и жены, имевшие этот Небесный дар, проводили жизнь свято. Кодировщики же и «народные целители» и не помышляют о святости и благочестии. Кто дал им «дар целительства» навернрое понятно.

Врагу нашего спасения в конечном итоге даже не важно — пьет человек или нет (отчасти этим объясняются некоторые случаи «выздоровлений»). Важно другое: к кому обращается человек за помощью — к Богу или к сатане?

А как страдают эти закодированные люди? Ведь грех так и остался в их душах нераскаянным. Он может лишь поменять свой облик. Отсюда у них частые депрессии, жуткая раздражительность, тревога. Нередко возникают тяжелые соматические заболевания. И удивляться, как видно из сказанного выше, не приходится. Сторонитесь такого «целительства» и отговаривайте от него тех, кто будет с вами советоваться по этому поводу.

И еще. Если взять в руки практически любую светскую газету, то в ней обязательно отыщется реклама или информация по лечению алкоголизма. Основа многих новомодных методик (не говоря об откровенно оккультных) — эффект «плацебо».

Эффект «плацебо» можно объяснить таким образом: когда какому-либо индифферентному веществу (предположим, сахарной пудре) или медицинским процедурам приписываются свойства сильнодействующих лечебных средств. И больной верит в действие этих средств и выздоравливает (или улучшается его самочувствие).

Однако алкоголизм — не та болезнь, при которой уместно злоупотреблять эффектом «плацебо». Ведь если человеку, скажем, запретить пить под угрозой смерти или тяжелой болезни (как это делают кодировщики), то воздержание от алкоголя в данном случае — совсем не исцеление.

Закодированный пребывает в жутком напряжении душевных сил. Такое, с позволения сказать, «лечение» приносит людям явный вред и страдания.

Для исцеления от недуга пьянства нужна не пустышка (перевод термина «плацебо»), но покаяние, душевное преображение, внутренний рост


^ 2.Православная психотерапия о пьянстве


2.1 История Российского пьянства

Повсеместно мы слышим утверждения, что русские - самая невоздержанная в употреблении спиртных напитков нация, и так, якобы, повелось испокон веков. Часто мы и сами повторяем утверждения об “исторической предрасположенности” русских к алкоголю. Однако сама история России опровергает этот миф.
В дохристианскую эпоху на Руси потребление алкоголя имело место главным образом на языческих пиршествах (народный и княжеский пиры, игрища, тризны).
Известно, что в Древней Руси пьянства не было вовсе. Население Древней Руси не выращивало виноград, и вино для Причастного таинства привозилось из Византии. Хмельными напитками были сбродивший мёд и пиво.
С этих далеких времен сохранился знаменитый рефрен многих народных сказок: “И я там был. Мед, пиво пил. По усам текло, а в рот не попало”.

Хмельное питье каждый варил сам для себя, сколько ему нужно было для обихода. Иногда напитки варили семьями, миром, что получало название мирской бражки, мирского пива. Общины и миры, города и села сходились на игрища, собирались на братчины, пиры и беседы. На народные пиры приглашался князь, на пир княжеский собирался народ. “Строй земской жизни проявлялся в том веселом единении народа и князя – государя, которое мы встречаем на пирах Киевской Руси, древней Польши, еще жившей по-славянски, в Чехии, и так далее, во всей Славянщине”.

Всякое мирское дело непременно начиналось пиром, и поэтому в жизни народа хмельные напитки имели большое культурное значение.

Слова киевского князя Владимира Святославича “Руси есть веселие пити, не можем без того быти” не означали, что русский народ не мог обходиться в повседневной жизни без алкоголя. Киевский князь не мог представить себе пира без алкогольных напитков своего времени. Это был всего лишь на всего его вежливо-ироничный отказ мусульманским послам, склонявшим Русь к принятию ислама, который не допускал употребления алкоголя.

Христианская вера, в которую был обращен русский народ, пить не запрещала, но требовала умеренности в отношении хмельного.

Обычай пировать сохранялся еще достаточно долго, но из языческого буйства он превратился в христианское застолье. Древняя языческая тризна, на которой обязательно употреблялись хмельные напитки, также пережила падение язычества и сохранилась до наших дней. Алкоголь потребляется в “родительские субботы” и в другие дни поминовения умерших.

Православие играло важную сдерживающую роль в отношении злоупотребления алкоголем, строго регламентировало его потребление. Свидетельство этому – некоторые известные пословицы и поговорки: “Для праздника Христова не грех выпить чарочку простого” (т. е. пить в будни – грешно), “Одна рюмка – на здоровье, другая – на веселье, третья – на вздор”, “Много вина пить – беде быть”, “Пить до дна – не видать добра”, “Работа денежку копит, хмель денежку топит”.

До середины XVI в. народ, заплатив пошлину на солод, хмель и мед (”бражную пошлину”), варил известное к тому времени слабоалкогольное питье (5–8°) – медовуху, пиво, брагу и употреблял их дома или в корчмах.

Корчма – древнеславянское общественное питейное заведение. Корчмой называлось место, куда народ сходился для питья и еды, для бесед и выпивки с песнями и музыкой. Корчма была вольным народным учреждением, имела значение ратуши и гостиного двора. В Киеве, Новгороде, Пскове и Смоленске корчмы составляли важнейшее городское учреждение.

Ни в одном письменном свидетельстве домосковской Руси не упоминается пьянство как социально неприемлемая форма употребления алкоголя, носящая массовый характер. Злоупотребление алкоголем сдерживалось в то время рядом факторов. Алкогольные традиции на Руси определялись ритуальным употреблением хмельных напитков по случаю знаменательных событий, православных праздников, свадеб, крестин, поминок, завершения сбора урожая и т. п., нося в целом эпизодический характер.

Алкогольные напитки были слабоградусными. Большинство населения не имело излишков продовольствия для производства алкоголя. Алкогольные напитки были относительно дороги. На голодный желудок алкоголь, как правило, не употреблялся: мед, пиво или вино пили либо на пиру, либо в корчме, где всегда подавалась еда.

Пьянство – социально осуждаемая форма потребления алкоголя. Ошибочным является убеждение, что пьянство на Руси возникло с появлением водки. Виноградный спирт (аква вита) в Россию стали завозить давно – с 1386 г. Изготовление спирта из ржаного сырья русские изобрели в 1448–1474 гг. Разбавленный водой хлебный спирт получил название хлебного вина или водки. В Польше производство водки из хлеба сумели наладить лишь столетие спустя. Лишь со второй половины XVI в. появляются свидетельства о пьянстве в России – Стоглавый Собор (1551 г.) призывал: “Пить вино во славу Божью, а не во пьянство”.

Таким образом, полтора столетия с начала ввоза в Россию спирта и столетие со времени изобретения его перегонки из хлебного сырья упоминаний о пьянстве на Руси не было.

Патриархальный уклад жизни в старой Руси, несмотря на появление водки, сдерживал распространение пьянства. Свод житейских наставлений XVI в. “Домострой” давал четкие наставления в отношении алкоголя: “Пей, да не упивайся. Пейте мало вина веселия ради, а не для пьянства: пьяницы царства Божия не наследуют. А у жены решительно никоим образом хмельного питья бы не было: ни вина, ни меда, ни пива. А пила бы жена бесхмельную брагу и квас – и дома и на людях”.

Пьянство приходит в Россию с вытеснением корчмы кабаком, с запретом простым людям самим варить пиво и брагу, с потерей народом самостоятельности – закрепощением. Оно приходит в Россию, когда продажа алкоголя сделалась статьей государственного дохода.

Царь Иван IV (Грозный) запретил в Москве продавать водку, позволив пить ее одним лишь опричникам. Для этой цели в 1533 г. был построен на Балчуге особый дом, называемый по-татарски кабаком. То был первый “царев кабак”. Около 1555 г. из Москвы начинают предписывать наместникам повсюду заводить “царевы кабаки”. В этих питейных домах можно было только пить спиртное, не закусывая, что приводило к быстрому опьянению. Возникают чудовищные по сути питейные дома, где можно только пить, а есть – нельзя. Если в древнеславянской корчме, как и в татарском кабаке или немецком постоялом дворе, можно было есть и пить, то в московском кабаке велено только пить и пить, и, что самое главное, одному лишь простому народу, то есть крестьянам и посадским, поскольку им одним было запрещено приготовлять домашние питья. Распространение кабаков на Руси пошло очень быстро. Иностранец Флетчер, бывший в Московском княжестве в 1588 г., сообщает, что в каждом большом городе устроен кабак или питейный дом, где продается водка, мед и пиво.

Торговля водкой сосредоточивается в руках исключительно царской администрации. Начинается повсеместное запрещение корчем. Искоренение корчем и утверждение казенной продажи алкоголя было главной целью питейной политики государства. При Борисе Годунове корчмы повсюду (за исключением Малороссии) были уничтожены: в 1598 г. частным лицам было запрещено торговать водкой.

За распространением кабаков и пьянства на Руси стоял экономический интерес государства.

В 1648 г. в начале царствования второго русского царя из династии Романовых – Алексея Михайловича – в Москве и других городах возникли “кабацкие бунты”, начавшиеся в связи с неспособностью городской черни платить по кабацким долгам, резким снижением качества водки, разорительными последствиями пьянства для народа. В частности, из-за массового пасхального пьянства в течение нескольких лет страдала посевная у пригородных крестьян. Для подавления этих бунтов пришлось использовать войска.

^ Верующие люди связывали пьянство с грехопадением. Под влиянием патриарха Никона ставится задача борьбы с пьянством. С целью реформирования питейного дела в России царь Алексей Михайлович в 1652 г. созывает Земский собор, получивший название “собора о кабаках”. Выходит Указ, ограничивающий число питейных заведений. В нем также было сказано: “В Великий пост, Успенский, даже по воскресеньям вина не продавать, в Рождественский и Петров посты не продавать по средам и пятницам”. Отношение к любителям “зеленого змия” и в миру, и в церкви становится резко отрицательным. Усилилась проповедь церкви против пьянства. Если подсчитать дни, когда в силу царского Указа запрещалась продажа вина, то число их превысит сто восемьдесят. Иными словами, православный человек более полугода волей-неволей пребывал в состоянии трезвости. Лицам “священническаго и иноческаго чина” вообще запрещалось давать водки. Запрещалась продажа водки в кредит во избежание накопления “кабацких долгов”. Цена на водку указом повышалась втрое против прежней. Водка отпускалась только по одной чарке на человека – 143,5 гр.

Сократить потребление водки и увеличить доходы казны от нее одновременно – задача неразрешимая, и, как всегда в таких случаях бывает, интерес казны был поставлен выше интересов трезвости. Введенные ограничения привели к значительному падению алкогольных сборов в казну. Их строгое соблюдение продержалось не более семи лет. Число кабаков не сократилось.

В допетровскую эпоху пьянство было свойственно некоторой части простолюдинов из-за силой навязанного им кабацкого стиля потребления алкоголя. Аристократия и зажиточный люд были гораздо менее подвержены этому пороку, поскольку им дозволялось самим производить вино и потреблять в домашних условиях. Даже во время царских приемов и пиров неукоснительно соблюдался ритуал умеренного угощения медами и иноземными винами, после чего все чинно расходились. До царствования Петра Первого о пьянстве в стенах Кремля не известно ровным счетом ничего.

Среди преемников Ивана Грозного в развитии кабацкого дела И. Прыжов особо выделил Петра I. «Петр, воротившийся в августе 1698 года из путешествия, вешал на виселицах крамольную Москву и приступал к своей реформации. Средством к его реформаторским затеям по-прежнему служили кабаки, и Пётр шёл в этом случае по пути своих предшественников: Пётр принялся облагать питьё и еду народа». О насильственном насаждении Петром I дикого пьянства в высших слоях русского общества, в том числе среди женщин, можно прочесть у В. О. Ключевского.

В 1648 году вспыхнул «кабацкий бунт», в котором участвовало более 500 человек, 200 из которых принадлежали к православному духовенству. Бунт был подавлен и, несмотря на народные протесты, в 1652 г. введена винная монополия. Так спаивание населения из разряда узко собственнического интереса перешло в разряд государственного регулирования. Разрешение иноземцам на продажу спиртного выдавалось в знак награды или за большие деньги, после чего они пользовались широкими полномочиями и льготами по торговле табаком и спиртным. При этой торговле они получали баснословную прибыль: более 100%.

Один из исследователей истории водки в России пишет: «Правитель, желавший упрочить свое положение в государстве, обычно отменял монополию на водку» (В. В. Похлёбкин). С давних времен пьянство является своеобразной уздой для народа, поэтому вполне оправдано, что винным промыслом занимались лица, на которых правящий режим мог бы положиться и, в случае опасности, доверить свою жизнь.

В 1859 году погромы питейных заведений прошли уже в 32-х губерниях. Жители городов и сёл на сходах принимали зарок: «ни чарки». И требовали прекращения питейной торговли. Откупщики снижали цены и даже выставяли дармовую водку, но бунт продолжался. Правительство было вынуждено послать против восставших войска и полицию и даже попросить церковь. временно не обличать пьянство...

В 1914 году, в преддверии (точнее, уже в начале) войны, был издан царский указ о запрещении производства и продаже всех видов алкогольной продукции на всей территории России. Это решение ознаменовало начало единственного, пожалуй, трезвого периода нашей новейшей истории, который стал возможен благодаря принятию сухого закона.

В. И. Ленин также призывал к беспощадному пресечению всех проявлений пьянства, учитывая, что оно несовместимо со светлыми идеалами революции и прогрессом, теми высокими задачами, которые стоят перед рабочим классом, перед трудящимися всей нашей страны. Ему принадлежат слова: «Я думаю, что в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперёд к коммунизму». И в программе большевиков, принятой на VIII съезде партии в 1919 году, задача борьбы с алкоголизмом была поставлена наравне с борьбой против таких социально опасных болезней как туберкулёз и венерические заболевания.

Под влиянием российской запретительной системы и тяжёлых последствий первой мировой войны, резко усилилось тяготение народов многих стран к трезвости. В ответ на это международная сивушная реакция начала создавать свои организации для пресечения трезвеннических устремлений. Например, в 1921 г. в Лозанне была основана «Международная Лига против запрета». В неё вошли представители многих стран, она пользовалась поддержкой части крупных миллиардеров. На счету этой реакционной организации много черных антинародных сивушных побед: она в 1922 г. внесла значительный вклад в провал запрета в Швеции, сорвала обсуждение алкогольной проблемы в Лиге Наций, приложила свои усилия к подрыву сухого закона в США. Существовали и национальные сивушные организации. Так в Швейцарии в 1921 г. был создан «Центральный Секретариат, предназначенный для борьбы с излишками воздержания», задавшийся целью «препятствовать преувеличенному и ошибочному влиянию фанатиков воздержания, пробуждая в массах интерес к алкоголю».

Как во время действия, так и несколько десятилетий после отмены сухого закона алкоголь очень редко встречался в советской стране (по сравнению с сегодняшним днём можно считать, что его почти не было). Благодаря большой разъяснительной работе и массовому трезвенному движению в 1928 году, когда интеллигенция говорила правду об алкоголе и призывала к трезвому образу жизни, когда каждого пьющего считали (и нужно признать, справедливо считали!) вредителем производства и врагом социализма, пьянство вновь резко пошло на убыль, и потребление алкоголя в течение тридцати лет было в 2-3 раза ниже, чем в 1913 году, то есть до введения сухого закона.

В 1928 г. создаётся «Всесоюзное общество по борьбе с алкоголизмом». Благодаря здравому отношению со стороны интеллигенции и большинства партийных и советских работников, распространение пьянства шло очень медленно. Достаточно сказать, что в 1928-1932 гг. душевое потребление у нас составляло 1,04 л. В 1935-1937 гг. оно возросло до 2,8 л, в 1940 г. снизилось до 1,9 л, в военные и первые послевоенные годы продолжало снижаться. В 1948-1950 гг. мы имели такие данные: Франция — 21,5 л, Испания — 10,0, Италия — 9,2, Англия — 6,0, США — 5,1, СССР — 1,85.

После 1950 года начался заметный рост производства и потребления алкогольных «напитков» во всём мире. И душевое потребление, как по команде из-за рубежа, у нас стало катастрофически резко нарастать и уже в шестидесятых годах вышло на одно из первых мест в мире.

На основании данных выборочных исследований по 15 экономически развитым странам установлено, что ежегодный уровень хронического алкоголизма увеличился с 0,3 в 1900-1929 гг. и 3,3 в 1930-1940 гг. до 12,3 в 1955-1975 гг., т.е. вырос в 40 раз; если в конце XIX — начале XX века на 10 больных алкоголизмом приходилась одна женщина-алкоголичка, то за 75 лет это соотношение достигло 6: 1.

Особенно быстрый рост потребления алкоголя в СССР происходил за последние 20-30 лет существования страны, что привело к самым неблагоприятным последствиям. Очень тяжкими является людские потери. Если бы в СССР сохранился уровень рождаемости 1960 г., страна за эти 20 лет имела бы дополнительно 30-35 миллионов населения! К прямым людским потерям надо отнести ещё и целую армию «живых трупов» — пьющих.

Согласно данным, опубликованным в справочниках Статистического управления «СССР в цифрах», население страны с 1965 по 1981 г. увеличилась с 232,2 до 266,6 млн. человек, то есть на 13%. Производство же спиртного за это время возросло на 500%. Если сравнивать производство хлеба и муки с производством алкоголя — ситуация аналогичная: с 1940 по 1980 г. хлеба и муки стали выпускать больше на 200%, а алкоголя — на 690%.

И самое страшное то, что всё это выпивалось!

За 1986-87 годы, то есть, относительно более трезвое время, рождалось в год по 5,5 миллионов новорожденных, что на 500 тысяч в год больше, чем за предыдущие 20-30 лет. Умирало ежегодно на 200-300 тысяч меньше. Продолжительность жизни мужчин увеличилась на 2,6 года. Прогулы снизились на 30-40%. Повысилась производительность труда. В сберкассы денег поступило на 46 миллиардов больше, чем обычно, на многие миллиарды увеличились поступления в бюджет от продажи неалкогольных продуктов и других товаров.

Важно понимать, что в настоящее время алкоголь является ведущим наркотиком. Его применение для целей отравления населения надёжно легализовано. Более того, это закреплено во множестве традиций, ритуалов, песен, других «произведений искусства» и т.д.

Ещё раз подчеркнём, что с давних времён пьянство является своеобразной уздой для народа. В. В. Похлёбкин приводит широко известный афоризм в пользу алкогольной политики, который приписывается Екатерине II: «Пьяным народом легче управлять». Этот тезис использовался (и используется) постоянно рядом государственных деятелей на протяжении многих веков. Вспомним хотя бы Гитлера, который считал, что славянам нужны только водка и табак, и никакого лечения.

Отметим, что алкогольная торговля как в России, так и в Украине сейчас полностью контролируется зарубежным капиталом. В этом можно убедиться на примере пива, сырьё для которого является почти полностью импортным. Выпуск пива контролируется странами Скандинавии, Бельгией, Данией, Турцией, США, Исландией, Южной Африкой, Германией. А телеканалы дают мощную рекламу алкоголя, особенно в вечернее время. Поэтому не мешало бы всерьёз задуматься о смысле и значении современной алкогольной пропаганды.

К сожалению, в нашем больном обществе, в котором установилась тотальная власть денег, продолжается спаивание населения. Слишком доходный бизнес. Спиртное круглосуточно продается везде, где только можно. Нам промывают мозги баснями о пользе алкоголя, активно подсаживают на алкоголь молодежь. Оголтелая беспардонная реклама пива разлагает сознание восприимчивых людей. Что можно этому противопоставить? Рецепт прост. Малые дозы алкоголя – это сыр в мышеловке. Чтобы не стать жертвой алкоголя, его нужно просто изгнать из своего жилища и из головы. Радикально, но суперэффективно. По указке сверху это вряд ли возможно, но по доброй воле конкретного человека – легко! Полумеры в борьбе с алкоголем, как показали несколько тысячелетий мировой истории, ничего не дают.

Таким образом, проблема алкоголизма пронизывает все российское общество, затрагивает абсолютно все слои населения. В алкоголе люди ошибочно видят панацею для слишком большого числа проблем, что само по себе является серьезной проблемой. Из-за этого пристрастия мы теряем видных деятелей культуры, ученых, бизнесменов, спортсменов и просто знакомых, соседей и т.д. Огромную роль, безусловно, играет инфраструктура, условия и возможности для борьбы с этой болезнью. И чтобы с ней справиться, нам придется очень многое пересмотреть и перестроить. И начинать надо с себя.

Однако, не последнее место в этой войне занимает государство. И пока что оно проигрывает и на внутреннем, и на внешнем фронтах: отечественные прилавки ломятся от некачественного алкоголя, произведенного зачастую далеко не отечественными кампаниями (или отечественными, но с иностранными хозяевами), в то время как западные страны продолжают пользоваться этим. В сборнике лекций В.Г. Жданова ( «Алкоголизм» ) приводится отрывок из так называемого «Плана Даллеса» - плана по разрушению Советского Союза, предложенного еще в 40-е годы XX века директором ЦРУ (1953-1961 гг.), одним из организаторов разведывательной и шпионско-диверсионной деятельности против СССР Алленом Даллесом.

«^ Окончится война, все как-то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей!

Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России.

Эпизод, за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением… исследованием, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, пьянства, предательства — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху.

Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветёт махровым цветом.

И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать таким образом поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов. Мы уничтожим их».

Братья и сестры! Осмотритесь, что творится вокруг, что мы видим по ТВ, что мы видим на наших улицах, не воплощенный ли жизнь этот чудовищный план Даллеса?

Очевидно, что США от этого плана не отказались и по сей день.


2736840684841511.html
2737015667429347.html
2737105940005949.html
2737229781282970.html
2737366846365508.html